Иврит и медицина

Российское бюро переводов

С начала своей истории до наших дней евреи оказали огромное влияние на развитие медицинских наук. Они всегда стремились заботиться о больных и относились к медицине с большим уважением. В древние времена медицина и религия были тесно связаны. Священники отвечали за общественное здоровье. Споры о вмешательстве человека в болезни — рассматривавшиеся как божья кара — перестали пугать евреев, потому что они стали рассматривать врачей как инструмент через который Бог лечит человека. Поэтому еврейские врачи рассматривали свой род занятий как духовный дар, а не просто как обычную профессию. По тем же причинам к ним были высокие требования, а стандарты всегда были очень высокие.

Важность медицины и врачей у евреев лучше всего отображается в древнем роде врачей-раввинов, который начался с талмудического периода и продолжился до относительно недавнего времени. Различные факторы влияли на сочетание профессий. Медицина была разрешена библейскими и талмудическими правилами и была важным аспектом в вопросах религии. С тех пор как обучение и изучение слова божьего за вознаграждение стало неэтичным, медицинская практика стала самым распространенным способом к существованию. Этот тренд в дальнейшем усилился тем фактом, что большую часть Средних Веков евреям не разрешалось заниматься любыми другими видами деятельности, включая госслужбу, и медицина осталась одной из немногих достойных профессий занимаясь которой они могли заработать себе на жизнь.

Евреи сделали вклад в медицину как созданием новых медицинских направлений и передачей медицинских знаний. Средневековых еврейские врачи-переводчики сохранили и передали на Запад медицинские знания Востока и древнегреческие знания по консервативному лечению. Общий обзор евреев в медицине может быть разделен на три основные периода:

— библейские и талмудические времена, которые покрывают период с античности до примерно IV-V веков н.э;

— средний период с примерно VI века н.э. до начала XIX века; и

— XIX-XX века, во время которых евреи всего мира имели превосходство не только в практике медицины но и во всех областях медицинских исследований и обучения. Характерно, что 20% всех обладателей Нобелевской Премии по медицине вплоть до конца 1960-х были евреями.

Высокие стандарты медицинских наук в Израиле тоже достойны упоминания. Израильские врачи не только успешно справляются с решением медицинских проблем в развивающихся странах со смешанным населением, но ещё и продолжают средневековую еврейскую медицинскую традицию по обучению и практической помощи странам пытающимся достичь научного уровня XX и XXI веков.

В БИБЛИИ

Основным источником информации о древнееврейской медицине является Библия, в которой говорится о медицине в её связи с религиозными и гражданскими законами или же с важными историческими личностями. До нас не дошло ни одного древнееврейского медицинского документа, хотя Талмуд сообщает о том, как царь Езекия (Хизкиягу) запретил «Книгу лекарств» (Берахот, 10b; Псахим 56а) и что свиток по фармакологии того времени был утерян. С незапамятных времён религия евреев стремилась подавить магические традиции и практики в каждой сфере жизни, включая и те, что касались вопросов здоровья практикующих. Вне всякого сомнения, в своих концепциях и практиках врачевания евреи испытывали влияние окружавших их народов, особенно со стороны Египта, где познания в области медицины достигли высокого развития. Господствующие в магической медицине суеверия и верования были восприняты евреями в гораздо меньшей степени, нежели их соседями. Однако, подобно современникам, древние евреи приписывали здоровье и болезни божественной силе.

Исцеление находилось в руках Божиих, и врачи выступали в роли помощников или инструментов Бога. В Библии содержится множество указаний на врачей и целителей. Тем не менее, при этом всегда подразумевается, что человек хоть и проводит лечение, а исцеляет Бог: «Я Господь, целитель твой» (Исх 15:26). По этой причине титул целителя никогда не принимался древнееврейскими врачами; там, где это случалось, он неизменно относился к иноземным докторам, обыкновенно считавшимся беспомощными, поскольку за ними не было Божьей помощи. Фармацевты и повивальные бабки также упомянуты. Еврейские священнослужители не имели полномочий врачей, но скорее исполняли функции блюстителей здравоохранения в общине, ответственных за применение законов, касавшихся общественной гигиены.

Уникальность библейской медицины состоит в её регламентах касательно общественной гигиены, любопытных  с точки зрения не только тех времён, но и стандартов настоящего времени. Гигиена и профилактика приняли форму религиозных догм, имевших целью благосостояние и сохранение нации. Из 613 заповедей 213 имели медицинский характер. Предупреждение эпидемий, борьба с проституцией и венерическими заболеваниями, частое омовение, уход за кожным покровом, строгие диетические и санитарные регламенты, правила в сфере сексуальных отношений, изоляция и карантин, соблюдение выходного дня — Шаббата — эти и другие положения останавливали распространение многих из тех заболеваний, что преобладали в соседних странах.

Евреи были осведомлены о том факте, что заразные заболевания распространяются при непосредственном контакте, также как и через одежду, предметы быта и т.д. По этой причине, для предупреждения распространения эпидемий или инфекционных заболеваний они составили серию санитарных положений. Таковые включали в себя профилактическую или временную изоляцию, карантин, обжиг или кипячение заражённых предметов быта и одежды, тщательная чистка и окуривание домовладений, подозрительных на инфекционную опасность, и скрупулёзный осмотр и очищение лиц, выздоровевших после перенесённого заболевания (Лев. 13–14). Всякое лицо, контактировавшее с трупом или падалью, или страдающее гнойными выделениями в любой части тела, также подлежит тщательному очищению вместе со всеми его принадлежностями перед тем как быть допущенным назад в становище (Чис. 19:7–16; Лев. 15:2–13). Одежды, оружие и бытовые принадлежности солдат, возвращающихся в лагерь после битвы, подлежат тщательному очищению и дезинфекции для предотвращения распространения заболеваний, могущих передаться через контакт с врагом (Чис. 31:20, 22–24). Опасность инфекционных кишечных заболеваний, распространяющихся через экскременты, также была признана, и Библия даёт инструкции, как сохранить лагерь в чистоте (Второзаконие 23:13–14).

Болезни и средства от них

В Библии упомянуто множество болезней. Среди таковых: туберкулёз (Лев. 26:16); лейшманиазы (Втор. 28:27); желтуха (Втор. 28:22); пемфигус (Исх. 9:9); гонорея у мужчин и женщин (Лев.15); чума (Втор. 28:21); люмбаго (Иезек. 21:11); эпилепсия (Чис. 24:4); остеомиелит (Притч. 14:30). Хотя и не будучи специально упомянуты названием, болезни глаз такие как блефарит и гонорейная офтальмия, без сомнения, имели место, старческая катаракта, вероятно, случалась нередко среди древних евреев: «Глаза же Израилевы притупились от старости; не мог он видеть ясно.» (Быт. 48:0). Тусклость зрения в большей степени, чем слепота, указывает на катаракту. Разнообразные формы кожных заболеваний упоминаются во Второзаконии: «Поразит тебя Господь проказою Египетскою, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться» (Втор. 28:27). Еврейское слово цара’ат, переведённое как проказа, предположительно являлось общим термином для ряда кожных заболеваний, многие из которых считались излечимыми (Лев.13). Тем не менее, проказа в современном  понимании также была известна, и жёсткий карантин, не делавший исключений и для царей (2 Пар.26:21), был установлен для прокажённых. Термин маггефах относится к чуме, эпидемиям и заразным болезням в целом, весьма часто венерического типа. Бубонная чума, описанная в 1-й книге Царств, главе 5, упоминает о грызунах, известных как переносчики этой болезни. Упоминаются различные типы ранений: макках — общее обозначение ран; макках т’ерийях — загноившейся раны; макках ʾанушах — неисцелимой раны, зачастую смертельной; пецаʿ — колотая рана, хаббура — нарыв или гематома; и мазор — септическая рана или абсцесс.

За одним исключением для неизлечимого змеиного укуса (Числ.21:9), библейские лекарства и процедуры имеют рациональную природу и не включают в себя заклинаний или магических ритуалов, как не включают они и так называемых «грязных фармаций». Библейская терапия состояла из омовений; использования масел, бальзамов и перевязок для ран и переломов; ванны в целебных водах (2 Цар. 5:10), особенно в случаях кожных заболеваний; солнечных лучей, целебных напитков и т.д. В числе медикаментов, названия коих упомянуты, есть смирна, сладкая корица, кассия, галбан, селитра и мандрагора (дуда’им), которая, как считалось, обладала свойствами афродизиака. Современный способ искусственного дыхания «рот в рот» тоже был известен, что подтверждено описаниями Илии и Елисея (3 Цар. 17:22 [то же в англоязычной версии I Kings 17:22]; 4 Цар. 4:34–35 [то же в англоязычной версии II Kings 4:34–35]). Единственные упомянутые хирургические операции — это обрезание и кастрация, и они не были особенностью чисто еврейских практик. Бальзамирование, хотя и было процедурой необычайной, под запрет не попало.

Анатомические знания

У евреев было более чем беглое знание анатомии. Об этом свидетельствует язык, использовавшийся в инструкциях относительно способов принесения жертв, и поэтические пассажи, в которых названия органов и конечностей употреблялись метафорически. Сердце часто упоминалось как вместилище эмоций и интеллекта, а функции, ныне приписываемые головному мозгу, считались исходящими из сердца. Для обозначения головного мозга не упоминалось ни одного слова; слово же мо‘ах в книге Иова относится к костному мозгу.

Любопытно заметить, что Библия содержит характерную номенклатуру для частей тела и типов заболеваний. Так, например, дефекты или пороки развития описаны исключительно словами, составленными в грамматической форме piʿel: ʾiṭṭer – парализованный, левша; ʾиллем – немой; ʿиввер – слепой; писсе’ах –хромой; гиббен – горбатый. Описания психических или  нервных заболеваний появляются в форме пиʿалон: диккаʾон – депрессия; шиггаʿон – безумие; ицавон – нервозность; ʿивварон – безрассудство; шиккарон – опьянение. Соматические заболевания появляются в форме паʿэлет (паʿалат): даллекет – воспаление; шахефет – туберкулёз; яббелет – акне; ʿацевет – неврит; бахерет – лейкопатия, витилиго; саппахат – прориаз; цара’ат – лепра, кожные заболевания; габбахат – облысение. Телесные травмы описаны согласно модели паʿул:  шавур – перелом; харуц – трещина, расщепление; маʿух – раздробление; натук – вывих, отрыв; рацуц – размозжение; царуʿа – заражение; пацуʿа – рана. Многие анатомические термины имеют древние двухбуквенные корни, в то время как большая часть древнееврейских слов происходит из трёхбуквенных форм. Так ֵֵלֵב  лев – сердце; דָּם дам – кровь; פֶּה пех – рот; חֵךְ хех – дёсна; שֵׁן шен – зуб; יָד йяд – рука.

Талмудическая эра

Рассматриваемый в этой главе период длится примерно со второго тысячелетия до н.э. до VI в. н.э. Исторические события в этот период оказали глубокое влияние на мышление и образ жизни евреев и, следовательно, на развитие еврейского искусства врачевания. В результате Вавилонского изгнания, власти греков, которую сменили Хасмонейские войны, подъёма христианства и изгнания после разрушения Второго Храма, еврейское сообщество открылось влиянию соседствующих стран и иноземной философии, что оказало воздействие на всякий род занятий, включая медицину.

Источники и воздействие

Источники этго периода — апокрифические книги, греко-романские записи евреев и неевреев, Мишна, Иерусалимский и Вавилонский Талмуды, Мидрашим и, частично, недавно обнаруженные Свитки Мёртвого моря. Ни один из этих источников не является медицинской книгой как таковой. За исключением нескольких случаев, таких как восхваление лекарства и врача Бен Сирахом, с материалами медицинского характера имеют дело, в основном, в порядке иллюстраций к ритуалам, трактаты Хулин, Негаим и Бехорот. Влияние персидской и вавилонской магической медицины ясно видно из отсылок к амулетам, дурному глазу, демонам и т.д. Греческое влияние на еврейскую медицинскую мысль было значительным, но мы обнаруживаем, что учёные были не слепыми приверженцами гуморальной патологии, но скорее последователями анатомической патологии. Несомненно, оно основывалось на их экспериментах и наблюдениях за больными животными до и после забоя, так же как их исследования живых человеческих тел и трупов. Одна из интерпретаций названия секты, известной как Ессеи (איסיים) — «целители». Их медицина повлияла главным образом на христианские медицину и медицинскую мысль. Они изучали и собирали травы и коренья для целительства, хотя их основными средствами были молитва, мистические формулы и амулеты. Твёрдость в вере была всем тем, что считалось необходимым для излечения от физических и психических заболеваний, равно как и от нарушений хронического характера, таких как слепота, хромота и глухота. Лекарства, упомянутая в Новом Завете, почти полностью состоит из подобного типа чудесных исцелений. В противоположность чему, взгляды еврейских учёных того времени и, позднее, времён Талмуда, были, в основном, научного характера.

Талмудические взгляды на священность человеческой жизни и важность здравоохранения выражены во множестве высказываний, как: «Спасение жизни (пикку’ах нефеш) имеет преимущество над Субботой» (Йома, лист 85a); «Всякого, кто чрезмерно усерден в посте, следует считать грешником» (т.е. того, кто не может вынести пост, в отличие от здоровых людей; Таанит, 11a). Провозглашалось также, что в период ухода за больным, или за женщиной в период деторождения, даже при отсутствии опасности для жизни священность Субботы может быть нарушена.

Статус врача

Талмуд не расценивает вызов врача для оказания медицинской помощи как неудавшийся расчёт на помощь Бога в восстановлении здоровья: «Кто бы ни испытывал мучения, пусть он идёт к врачу» (Бава Кама 46b). Профессия врача, как инструмента Бога, была удостоена высокого почитания: «Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его… Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почёте…» (Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 38). Талмуд перечисляет десять вещей, которые должны быть во всяком городе, в котором живёт учёный, и в числе таковых целитель и военный врач (хирург). Из этого утверждения можно также заключить, что число практикующих врачей было относительно велико.

Специалистов в Египте, как известно, не было. Однако, Талмуд называет два типа врачей, рофе и рофе умман («опытный врач» и «хирург»). Пациенты посещали врача на дому, а не на рынке, как в Греции. Действовало особое положение закона, требовавшее от всякого, кто арендует домовладение для врача, получить предварительное согласие его соседей по двору, поскольку шум и крики от приходящих пациентов могут их тревожить (Бава Батра 21a). Больниц в то время, очевидно, не существовало, хотя отдельные храмовые залы, а позднее, части богаделен и синагог, были выделены для больных. Тем не менее, осталось упоминание об операционных комнатах, окружённых мраморными стенами ради сохранения чистоты — «баттеи шайиш.» Там работали общинные или окружные врачи, в чьи обязанности ходило оценивать характер и степень любой устойчивой физической нетрудоспособности, в случаях физических повреждений, с целью определения ущерба (Санхедрин 78a). От них также требовалось определять степень физической выносливости лица, приговорённого к телесному наказанию (Маккот 22b). «Жертва физического насилия может отказаться от помощи врача, добирающегося издалека, в силу того, что последний может не быть достаточно озабоченным благополучием пациента.» (Бава Кама 85a).

Врач должен был получать соответствующее вознаграждение, и бесплатные медицинские услуги не одобрялись, поскольку «врач бесплатный платы не стоит» (Бава Кама 85a). В то же время, у еврейских врачей была особая предупредительность по отношению к бедным и нуждающимся – традиция, сохранившаяся через века. Абба Умана (IV в. н.э.), имел репутацию как врача, так и филантропа. Чтобы лишать надежды нуждающихся пациентов он мог повесить на стену ящик, в который каждый мог незаметно положить плату, которую считал возможной для себя в оплату лечения. Абба Умана отказывался брать плату с бедных учащихся и мог вернуть им их деньги, чтобы они могли использовать их для целей выздоровления (Таанит 21b). Если, вопреки всем заботам, законный врач навредил пациенту или стал причиной его смерти, он, в числе многих других, не признавался виновным (Санхедрин 84b). Еврейские врачи, по-видимому, самоорганизовывались в особые гильдии, имевшие в качестве знака отличия харут — ветвь пальмового дерева или бальзамового куста (в те времена евреи считали бальзам одним из лучших средств обработки ран; Плиний Старший, Естественная история, книга XII («Деревья»), глава 54).

Еврейские врачи пользовались отличной репутацией и вели практическую деятельность по всему известному в то время цивилизованному миру. Врач Феудас (Тодос) упомянут в Бехороте (4:4) как знаменитый доктор из Александрии. Авл Корнелий Цельс, писавший в I веке нашей эры, упоминает целебные мази, состав которых создавался опытными еврейскими врачами. Гален сообщает о еврейском враче Руфусе Самаритянине в Риме в I-II вв. нашей эры. Подобные сообщения были от Марцела Эмпирика, Аэция Амидского и Павла Эгинского. Плиний (Естественная история, 37.60.10) упоминает «вавилонского врача Захарию», несомненно, еврея, посвятившего свою медицинскую книгу Царю Митридату. Император Антонин Пий (86–161 н.э.) попросил Рабби Йехуду ха-Наси найти ему для его домашних слуг врача из числа его круга учащихся. Личный врач Св.Василия был еврей (с 300 г.н.э.) был евреем, по имени Ефрем. Епископ Геласий упоминает своего еврейского врача Телезина как «близкого друга». В то же время христианскими епископами и императорами уже были объявлены многие ограничительные меры против врачей-евреев. Это лишь показывает, насколько велико было число практикующих врачей-евреев в то время.

Изучение медицины было включено в учебную программу талмудических школ, и многие учёные-талмудисты были врачами. Среди них были Р.Ишмаэль, Р.Ханина, б.Доса, Р.Хананья, б.Хама, Иосиф ха-Рофе из Гамлы, Тобия ха-Рофе из Модиина, Миньоми (Вениамин). Наиболее выдающимися их них были Самуэль б.Авва ха-Коэн, также называемый Мар-Самуэль (Мар Шмуэль) Ярхина’а (165-257), которому приписываются многие лекарственные средства и анатомические познания. Он также был личным врачом персидского царя Шапура. Кроме того, в Талмуде упоминается аскан би-дварим, что может быть описано как учёный-исследователь, занимающийся в большей степени изучением анатомии, физиологии и психологии животных и человека чем действительным применением лекарственных средств.

Талмудическая эмбриология

Изрядное количество материала по этому вопросу можно найти в Талмуде и Мидрашах, часть которых носит характер вымыслов или легенд, но большей частью они на удивление точны. Абба Шауль описывает развитие эмбриона на его шестой неделе (Нидда 25b). Симлай описывает части, позы и питание эмбриона в утробе. Учёные пришли к мнению, что эмбрион — это живой организм, начиная с момента его зачатия (Санхедрин 91b). В противовес Аристотелю, полагавшему семя как мозаику индивидуальных факторов творения, соотносимую с каждой конечностью человеческого тела, и предполагавшему, что каждая конечность происходит от параллельной конечности отца, учёные-талмудисты полагали семя как некую единую итоговую сумму всех творческих сил организма и не признавали индивидуального влияния отдельной конечности на эмбрион. «Семя есть результат соединения, иначе слепой порождал бы слепого, и ампутант — такого же ампутанта» (Хуллин 69a). Талмуд также признаёт равную роль мужского и женского в формировании организма.

Патология и этиология

Изучая ритуальную пригодность животных и чистоту членов сообщества, учёные-талмудисты имели множество возможностей в плане обследования и диагностики заболеваний. Они описывали различные патологические отклонения в лёгких и знали о существовании лёгочных инфекций (Хуллин 47b). Нарушения в системе кровообращения опознавались через бледность тела или же гиперемия (Йевамот 64b). Диагноз того или иного кожного заболевания определялся исходя из формы, температуры язвы и выделений из неё, а также цвета волос вокруг неё. Осмотр таких язв мог продолжаться до трёх недель (Негаим 10). Учёные были способны распознавать пятна на роговице, кератит и отслойку сетчатки глаза (Бехорот 38a). Р.Ишмаэль описывает дифтерию как эпидемическое заболевание, которое приводит к мучительной смерти от удушья. Заболевание гемофилией описано как недостаток вязкости крови, который препятствует её свёртываемости, и обрезание младенца из семьи гемофиликов запрещено. Также было установлено, что женщина является переносчиком этого заболевания (Хуллин. 47b). Большое число заболеваний лёгких, печени, почек и желудка описывались как следствие поражения червями (Хуллин 48a; Шаббат 109b). Недостаток жидкости считался причиной пищеварительных расстройств (Шаббат 41a). Было установлено, что страх усиливает пульс и приводит к сердцебиениям (Санхедрин 100b); что падение с большой высоты может привести к фатальным повреждениям (Хуллин 42a); что повреждение спинного мозга вызывает паралич (Хуллин 51a); и что стеснение жёлчного пузыря приводит к желтухе. Лихорадки и простуды считались следствием халатности (Бава Меция 107b). Согласно Р. Элеазару жёлчь (жидкость) и Мар-Самуэлю (Мар-Шмуэлю) воздух (пневма) может стать причиной болезни. Было общепринято, что кровь является главным источником заболевания. (Бава Батра 58b). Невоздержанность в еде, опьяняющих напитках и сексе также считалась причиной болезней. Присутствовало понимание того, что животные и насекомые, особенно мухи, являются носителями и переносчиками инфекционных заболеваний (Кетубот 77a), и что заражённая вода также может вызвать болезни (Авода Зара 30a).

Лекарства, лечение и хирургия

Лекарства, упомянутый в Талмуде, включают в себя порошки, напитки, содержащие лекарства, соки, бальзамы, перевязки, компрессы и ладан. Мясо и яйца считались наиболее питательной пищей (Берахот 44b); жареная пища или пища, содержащая жиры, считалась трудноперевариваемой (47b). Были рекомендованы поедание овощей в течение года и питьё свежей воды при каждом приёме пищи (там же 57b; 40a). Ванны и минеральные воды считались лучшими тонизирующими средствами и терапией при определённых заболеваниях (Шаббат 40a; 109a; Кетубот 77b). Травы использовались как закрепляющее и как слабительное средство и рекомендовались в серьёзных случаях, исключения делались для женщин в период беременности (Псахим 42b). Было известно использование опиума в качестве обезболивающего и снотворного средства, и делались предупреждения от его передозировки (Иерус.Талмуд, Авода Зара 2:2, 40d). Любое полезное средство в целях лечения было разрешено использовать в любое время, даже в Субботу (Хуллин 77b). Хирурги проводили операции в особых залах — «баттей шаиш». «сонные лекарства» — саммеи де-шинта — использовались в качестве анестетиков. Из описаний операций мы узнаём о трепанациях, ампутациях, удалении селезёнки (Санхедрин 21b; Хуллин 57a; Гиттин 56a). Проводилось и кесарево сечение, но не ясно, на живом теле или уже на мёртвом. Вообще жизнь матери имела первостепенное значение, и вследствие этого убийство зародыша в случае трудных родов дозволялось (Тосефта, Йевамот 9:4). Края раны вырезались с целью соблюдения полноты и чистоты лечения (Хуллин 54a). Хирурги надевали особые операционные халаты (Кейлим 26:5).

Гигиена и профилактика

Основной вклад талмудической медицины заключается не столько в лечении, но в большей степени, как в Библии, в предупреждении заболеваний и в общественном здравоохранении. Гигиенические мероприятия имели причины практического и, не в меньшей степени, религиозного, этического характера. Принцип, который многократно упоминается, заключается в том, что «телесная чистота ведёт к чистоте духовной» (Авода Зара 20b; Иерус.Талмуд, Шаббат 1:3, 3b). Гигиенические правила среди прочих применялись в планировании городов, климатическим условиям, общественной жизни, семейной жизни и уходе за телом. Содержится упоминание о дезинфектанте, составленном из семи ингредиентов, использовавшихся для очищения заражённой одежды (Зевахим 95a). Городу требовалось наличие врача и бани. Одежду надлежало сменять перед трапезой. Мар Шмуэль объявил, что болезни могут переноситься караванами из одних земель в другие (Таанит 21b). С членами семьи больного, живущего с ними, контактов приходилось избегать. Запрещалось копать колодцы по соседству с кладбищами или мусорными свалками (Тосефта, Бава Батра 1:10). Запрещалось пить воду из незакрытых ёмкостей из страха перед змеиным ядом (Авода Зара 30a). Пища должна была быть свежей и подаваться в чистой посуде. Целование уст не приветствовалось, рекомендовалось целовать только тыльную сторону руки, чтобы предотвратить заражение. Во время эпидемий населению советовали избегать скученности в узких проходах из-за опасности заразы в воздухе. В качестве средств ухода за своим телом Талмуд рекомендует физические упражнения, массаж, солнечный свет, трудовую занятость и соблюдение чистоты превыше и прежде всего. Мар Шмуэль говорит: мытьё рук и ног по утрам полезнее чем все лекарства на свете» (Шаббат 108b). Излишества любого рода считались вредными. Талмуд также заботился о здоровье будущих поколений и запрещал браки с больными эпилепсией или умственно отсталыми (Йевамот 64b; 112b). Довольно удивительно, что талмудическая патология оказала весьма незначительное влияние на средневековую медицину, даже на столь выдающихся врачей как Маймонид и Исаак Исраэли, которые, безусловно, хорошо разбирались в Талмуде. Авторитет Галена в медицине был столь велик, что все иные медицинские теории и практики пользовались репутацией тривиальных или даже еретических. Учёные предостерегали от неизбирательного использования талмудических средств, поскольку те обладали неодинаковой эффективностью для всех стран и на все времена. Тем не менее, законы и положения Талмуда о гигиене, как и многие его открытия в сферах анатомии и патологии, предстают в новом свете современного знания как имеющие значение и по сей день.

СРЕДИННЫЙ ПЕРИОД

Средневековый период в истории еврейского народа не в точности совпадает с обычной исторической дефиницией Средних веков в западной цивилизации, но можно сказать о его протяжённости со второго-третьего веков нашей эры до 19-го столетия, когда в большинстве западных стран евреи получили полное освобождение.

Большое разнообразие климатических условий, окружающей среды и традиций, с которыми еврейский народ сталкивался во время миграций в изгнании, естественным образом оказал глубокое влияние на развитие его медицинской мысли и знаний. Так, например, имеется описание сахарного диабета в письменных сочинениях Маймонида. Согласно ему, это была довольно распространённая болезнь в тёплых средиземноморских странах, знакомая ему, но практически неизвестная в Северной Европе. Талмудисты дают точное описание болезни ратан (филяриоза) и её лечения — заболевания, неизвестного в Европе. Схожим образом, преобладание болезней глаз на Востоке в значительной степени вдохновило развитие офтальмологии и, когда врачи-евреи, специалисты по глазным болезням, переселились в Европу, они быстро обрели отличную репутацию среди христианских коллег.

И всё же, достоинства еврейских врачей того периода заключались не только в их индивидуальных достижениях во врачебном деле, но и в работах по переводам и переносу достижений древнегреческой медицины на арабский язык и, позднее, в арабскую медицину в Европе. Еврейский учёные и врачи в их числе свободно владели тремя наиболее важными языками науки того времени — латынью, арабским и еврейским — и, в некоторых случаях, греческим. Это позволило им перевести большую часть арабских и греческих медицинских трудов на еврейский и латынь, либо наоборот. Знание еврейского считалось чрезвычайно важным в изучении медицины. Английский учёный Роджер Бэкон (1220 — 1292 гг.) провозгласил, что христианские врачи были невеждами в сравнении с их еврейскими коллегами, потому что им не хватало знаний еврейского и арабского языков, на которых была написана большая часть медицинских работ. Везалий, великий анатом 16-го столетия, сделал акцент на изучении еврейского языка в целях своего обучения, и предложил еврейские термины вместе с их греческими эквивалентами в своей работе «О строении человеческого тела» (см. также Лазаро де Фригейс). Мозелланус в своём ректорском обращении в лейпцигском университете в 1518 г. побудил христианских студентов-медиков учить еврейский язык, чтобы иметь они могли получить профессиональные знания, «сокрытые в библиотеках евреев.» Тесные религиозные и семейные связи между различными еврейскими сообществами также содействовали распространению медицинских знаний и выстраивать быстрые коммуникации. Как торговцы и путешественники евреи встречались с лучшими умами своего времени и узнавали о препаратах, растениях и лекарственных средствах из многих частей света

Тем не менее, хотя еврейские врачи пользовались великим уважением своих нееврейских коллег, равно как и королей и епископов, онитерпели преследования и ограничения, особенно в христианском мире. Начиная с четвертого столетия нашей эры действовали бесчисленные положения, папские буллы и королевские указы, запрещавшие еврейским врачам практическую деятельность среди неевреев, занимать официальные должности и, позднее, учиться в университетах. Тот факт, что, несмотря на эти угрозы и ограничения, еврейские врачи продолжали свою профессиональную деятельность и даже занимали высокие посты при дворе весьма авторитетных лиц, читавших проповеди против них, лишь подтверждают почтение, которое к ним испытывали за их врачебную квалификацию. В этом отношении мусульмане были гораздо более терпимыми: хотя, время от времени, и возникали преследования евреев на мусульманских землях, врачи не были изгоями, и советоваться с ними не запрещалось.

Большое число еврейских врачей в эти века может быть связано с тем, что евреи ещё относились к медицинской профессии как к духовному посвящению, совместимому с карьерой раввина. Многие учёные шли в медицину как в почётный путь познания жизни. Делать это было относительно легко, поскольку учебна программа талмудических школ зачастую включала философию и науки древних и современной эпох. Очень часто, в силу этого, средневековые еврейские врачи были одновременно раввинами, учёными (духовными и в естественных науках), переводчиками, грамматиками, или поэтами, и, будучи людьми с большой широтой общих познаний, они часто занимали высокие официальные посты в странах своего проживания.

Византийская эра

В то время как греческая наука и культура переживали в упадок в Византийской империи, и жившие в ней евреи терпели притеснения, еврейские врачи и учёные, как и несториане и яковиты, пытались спасти всё, что было возможно, из эллинистической науки. Вавилонские талмудические центры Суры и Пумбедиты в этот период переживали расцвет. Хотя в этот период преподавались еврейский, сирийский арамейский и персидский языки, преподавалась именно греческая медицина, испытавшая сильное влияние еврейской, вавилонской, персидской и индийской традиций. Это становится видно из медицинской книги авторства Асафа б.Берехия, названного Асафом ха-Рофе или Асафом Иудеем, жившим примерно в VI веке нашей эры на территории Ближнего Востока. Вместе с Йохананом б.Завда, Иудой ха-Яркони и другими еврейскими учёными, он основал медицинскую школу. Его труд, старейшая известная медицинская книга на еврейском языке, вбирает в себя всю известную на тот момент мудрость греческой, вавилонской, египетской и еврейской медицин, а также кое-что из индийской. Его медицинские техники основаны на старых еврейских традициях. Признаков арабского влияние не замечено, что указывает на тот факт, что книга была написана до VII века. Большая часть упомянутых лекарств была известна на Ближнем Востоке в целом. Книга включает в себя анатомию, эмбриологию, физиологию, гигиену, знания о горячке и пульсе, урологию и богатый антидотарий. Старейший известный еврейский перевод Афоризмов Гиппократа, как и главы авторства Диоскорида и Галена, тоже можно в ней обнаружить. Книга содержит  «клятву врача» по гиппократову образцу, но со значительно обновлённым этическим содержанием. Книга Асафа не только имеет значение для сегодняшних историков: она в значительной степени повлияла на историю медицины, в частности, настолько, насколько с ней связаны термины еврейской медицины.

Арабский период на Востоке

После арабского завоевания Ближнего Востока и Испании еврейские общины и учебные центры стали процветать в Эль-Файюме (в Египте), Кайруане (Тунис) и Кордове (Испания). Учёба включала в себя этику, философию, естественные науки и медицину. Студенты получали опыт в медицине, ассистируя практикующим врачам. Примерно через сотню лет после арабского завоевания Ближнего Востока, имя еврейского врача Масарджавая Басрийского упомянуто первым в длинном списке людей, переводивших великое множество греческих и сирийских работ на арабский язык. К сожалению, все его работы были утеряны, и сам он появляется лишь в частых справочных ссылках. Раббан аль-Табари (Сахль), еврей, принявший ислам, живший в Персии в начале девятого столетия, был известным врачом, математиком и астрономом. Он первым перевёл «Альмагест» Птолемея на арабский язык. Его сын Али аль-Табари Абу аль-Хасан, также новообращённый, служил придворным врачом халифа с 833 по 861 годы, и прославился как офтальмолог. Его «Сад мудрости» охватывал вопросы медицины, эмбриологии, астрономии и зоологии, и был одним из первых оригинальных медицинских хрестоматий на арабском языке. Он более всего известен как учитель арабского врача Разеса (ар-Рази). Одной из наиболее выдающихся личностей среди врачей того периода был Исаак Иудейский (Исаак Исраэли). Считается, что он был первым автором медицинских работ на арабском языке, которые были были перенесены в Европу, и его книги о лихорадке, диете, уроскопии и врачебной этике несколько веков считались классическими. Среди выдающихся его учеников были Абу аль-Джаззар (нееврей) и Дунаш б.Тамим. О нём говорили, что «жил он сотни лет, был неженат, сторонился богатств и написал важные книги, более драгоценные чем серебро или золото» (Саид б. Ахмад, арабский учёный X века). Книги Исраэли были впервые переведены на латынь монахом Константином Африканским (1020-1087) и распечатаны в Лионе в 1515 г.

Еврейские врачи процветали в это время и в Европе. Среди них был Зедекиас (ум.880), первый зарегистрированный еврейский доктор во Франко-Германии (т.е. франкского государства эпохи Пипина Короткого и Карла Великого.) Он был личным врачом Луи (Людовика) Благочестивого и его сына Карла Лысого, и был известен как «чудесный врач» (Мюнц).

Салернская школа

С IX по XII века центры изучения медицины существовали в Салерно, в южной Италии, не подвергаясь намеренному или случайному влиянию извне со стороны арабской культуры, вторгшейся в Южную Европу. Основание салернской школы связывается с именем выдающегося еврейского врача Саббатая Донноло из Ории, Калабрия. Знаменитый его медицинский труд «Сефер ха-Якар», упоминает 120 различных лекарственных средств и их композиций. Греческая медицина часто упоминается и еврейские термины, подобные тем, которые использовал Асаф ха-Рофе, часто в ней обнаруживаются. Тем не менее, отсутствуют свидетельства того, что автор знал или воспринял премудрости арабской медицины, даже несмотря на то, что в те времена медицинские труды арабского происхождения достигли юга Италии посредством сицилийских сарацин. Любопытно отметить, что Сефер ха-Якар была также первой еврейской прозой, написанной на европейской почве. Ссылки на других еврейских врачей, практиковавших в Салерно и для евреев в качестве учителей языка также находятся в различных письменных источниках того времени. Вениамин Тудельский (XII век) ссылается на врача Элию, которого встретил во время визита в Салерно. В целом, однако, евреи, передавшие арабскую философию и медицинскую науку, оказали незначительное влияние на салернскую школу, прилагавшую усилия к поддержке греческой медицинской традиции.

Арабо-испанский период

Евреи оказали влияние на историю культуры того периода, со времени арабского завоевания Испании в VIII веке и завершая их окончательным вытеснением из Гранады в XV веке. В качестве государственных деятелей, врачей, математиков, философов и поэтов они добились высокого положения при дворе как мавританских так и христианских принцев. В Кордовском халифате (X век) был некий Хасдай ибн Шапрут, который, вместе с монахом, перевёл Диоскорида с греческого языка на арабский язык. Примерно век спустя, Эфраим б. аль-Зафран служил в качестве врача халифу Египта. Зафран был известный автор и библиофил и оставил после себя библиотеку в объёме более 20 тысяч книг. Другим знаменитым еврейским врачом XI века был Салама ибн Рамхамун, живший в Каире, чьи работы включали рассуждения о причинах скудных дождей в Египте и, другое, о том, почему египетские женщины рано обретают дородное телосложение. Йехуда Галеви (кон. XI века), был знаменитым испанским поэтом и врачом, оказал большое влияние на современников последующие поколения. Иона ибн Бихлариш (XI век) из Андалузии, придворный врач султана Сарагосы, был одним из первых еврейских учёных, учивших латынь. Приблизительно к 1080 г. он составил словарь препаратов на сирийском, персидском, греческом, латинском и испанском, считающийся самой ранней работой такого рода. Шешет б. Исаак Бенвенисте, служивший придворным врачом королю Барселоны, был автором знаменитого гинекологического трактата на арабском языке. Наиболее важным еврейским врачом-философом того периода был Маймонид. Родившийся в Кордове, он отбыл со своей семьёй в Северную Африку и вскоре обрёл всемирную репутацию специалиста по религиозному праву, философа и врача. В 1170 г. он стал личным врачом семьи египетского султана Саладина и продолжал служить ему до самой смерти. Маймонид написал десять медицинских работ, самыми значительными из которых были Пиркей Моше («Поучения Моше») и Regimen Sanitatis («Санитарный режим»). Вся медицинская концепция Маймонида основывается на убеждении, что здоровое тело это необходимое условие для здорового духа. Это побуждает человека развивать свои интеллектуальные и моральные способности и ведёт его к познания Бога и, вследствие этого, к более этической жизни. Он рассматривает лечение как искусство исправления не только телесных изъянов, но и смятения разума. Следовательно, врач должен иметь не только технические познания в своей профессии, но также интуицию и умение постигать личность пациента и его окружение. Маймонид делит медицину на три основные области: профилактическая медицина — забота о здоровых; лечение больных; и уход за выздоравливающими, включая пожилых. Несмотря на сильный уклон в сторону медицинских техник Древней Греции, Маймонид предостерегает от слепой веры в так называемые авторитеты и защищает ценность свободны мысли и экспериментов. Его медицинские наблюдения, диагнозы и методы лечения, касавшиеся в его работах об астме, ядах, его медицинские респонсы и комментарии к Афоризмам Гиппократа содержали новшества того периода, и многие из них до сих пор действительны. Маймонид писал свои медицинские труды на арабском языке; большая их часть вскоре была переведена на еврейский и латинский языки.

Южная Франция

В конце 12-го и начале 13-го столетий были основаны еврейские учебные центры в южной Франции — в Авиньоне, Люнеле, Монпелье, Безье и Каркасоне. Условия для евреев в этих регионах были в целом лучше чем в Испании, хотя евреи и не избежали ограничений, выселений и преследований. За период от двухсот до трёхсот лет, папски буллы и декреты Синода чередовались в запретах и разрешениях для еврейских врачей вести практическую профессиональную деятельность. Основной услугой, выполняемой еврейскими учёными на юге Франции, многие из которых переселились из Испании и Португалии, был перевод арабских трудов на еврейский и латинский языки. Со времени утери некоторой части арабских работ, лишь посредством еврейских переводов их удалось сохранить. Важный медицинский труд начала XI века, «Канон врачебной науки» Авиценны, был несколько раз переведён на латынь и еврейский язык. Работе над переводом сопутствовала большая учебная активность. Школа медицины Монпелье своим основанием была обязана, главным образом, еврейским учёным, различные письменные источники упоминают «частные» школы, в которых такие дисциплины как еврейское право, наука и медицина преподавались за оговорённую плату. В период XV-XVI веков, когда известные университеты были закрыты для евреев, еврейские переводы арабских и греческих работ были выполнены специально для еврейских медицинских студентов.

Из длинного списка выдающийся переводчиков наиболее примечательна семья Тиббон или Ибн-Тиббон (Иуда б.Сауль, Самуил, Моисей), которые в течение XII-XIII веков перевели большую часть знаменитых научных и философских трудов, включая Маймонида, с арабского на еврейский язык. Другими видными переводчиками того периода были Яков б.Махир (Профатий Иудей), член семьи Тиббон; Зерахья бен-Шеалтиель Хен (Грациан); и Яков га-Катан, переводчик Antidotarium Nicolai («Антидотария» Николая из Салерно) на еврейский язык и трактата Аверроэса о диарее. Особый интерес представляет Авраам Шем Тов из Тортосы, который вёл свою практику в Марселе до конца XIII века. Его труды, в особенности перевод «ат-Тасрифа» Абу-ль-Касима аз-Захрави, имеют особую важность поскольку он ввёл новую еврейскую терминологию на основе, главным образом, той, что использовалась в Талмуде. В других работах он касается необходимости изучения базовых наук с периодом ученичества в больницах, и с требованиями к поведению врача, посещающего пациентов, в особенности малоимущих. Ещё одним выдающимся врачом-переводчиком был Моисей Фаррахи б.Салем (Феррагут), живший в XIII веке. Он изучал медицину в Салерно, и по запросу короля Неаполя перевёл «Континенс» Разеса (Ар-Рази) и другие арабские медицинские работы на латынь.

Еврейское влияние было столь велико, что в Монпелье портреты евреев вписывались в мраморные таблички, посвящённые памяти о первых учителях университета. По-видимому, в Люнеле существовала еврейская школа медицины, которая, однако, не добилась той же известности, что и Университет Монпелье. Значительную часть информации о ранней истории последней и её отношениях с еврейскими учёными можно найти в истории, описанной одним из её выпускников, Жаном Астрюком (1684-1766), человеком испано-еврейского происхождения, ставшим профессором медицины, а затем врачом Людовика XVI. Семья Сапорта, также происходящая из марранов, занимает выдающееся место в истории Монпелье в XVI веке. Луи (I) Сапорта пришёл из Лериды, был определён на должность городского врача в Марселе в 1490 г.,, и с 1506 по 1529 годы служил профессором Университета Монпелье. Его сын, Луи (II) изучал там медицину, а его внук Антуан стал королеваким профессором, деканом и ректором университета (1560 г.). Его правнук Жан стал профессором в 1577 году и вице-ректором в 1603 году. Затем семья иммигрировала во французские колонии в Америке и больше не упоминается в истории Монпелье. Семья Санчес, уже широко известная в Португалии и Испании, также добилась известности в медицине на юге Франции. Наиболее видным членом семьи был Франческо Санчес (1562-1632 гг.), назначенный на должность профессора медицины и философии в Монпелье и, позднее, в Тулузе, и опубликовал множество медицинских трактатов. Жан Батист Сильва (1682-1742 гг.), уроженец Бордо, получивший медицинское образование в Монпелье, стал врачом великого герцога Баварии, Принца Луи Анри из рода Конде, и Вольтера.

Бенвенутус Графеус из Иерусалима — один из самых знаменитых офтальмологов Средних веков, живший в XII веке. Он учил и занимался врачебной практикой в Южной Европе, в том числе, предположительно, в Салерно. Его наблюдения касательно рекомендованных в то время способов лечения болезней глаз, имевшие преобладающее влияние в Южной Европе и иных странах Средиземноморья, отличались необычайной точностью и его работы, переведённые на многие европейский языки, были наиболее популярными учебниками офтальмологии того периода. Практиковали в то время и врачи из числа еврейских женщин. В числе таковых была Сара ла-Мигреса, жившая и практиковавшая в Париже до конца XIII века. В Марселе была обнаружена запись о подписанном в 1326 г. cоглашении между Сарой де Сен-Жиль, вдовой Авраама, и Сальве де Бурньёф, согласно коему первая взяла на себя обязательство обучить второго «Artem medicine et physice», а также одевать и заботиться о нём на период семи месяцев. В ответ, Сальве согласился выплатить учителю все заработки от врачебной деятельности за тот период. Сара из  Вюрцбурга получила лицензию от архиепископа Иоганна II в 1419 г. и развила доходную врачебную практику. Ребекка Церлин из Франкфурта (1430 г.) прославилась как окулист.

Христианские Испания и Португалия

Большую часть периода XIII и XIV веков еврейские врачи пользовались в католической Испании защитой и поддержкой со стороны правящих монархов, хотя к концу периода Инквизиция и стала более активной. Список выдающихся врачей того периода достаточно долгий, и лишь нескольких возможно здесь упомянуть. Одним из наиболее значимых был аль-Фахар (ум.1235), получивший титул «наси» («принц») при дворе Фердинанда III в Толедо. Ещё один, Натан б.Хоэль *Фалакера (вторая половина XIII века), написал на еврейском языке медицинскую книгу по теории и практике медицины, терапии, травах и лекарственных веществах, а также гигиене. Он использовал медицинские и ботанические термины из Талмуда. Авраам б.Давид Каслари из Нарбонны и Безье был автором Алех Рефуах («Лист исцеления», 1326), трактата о лихорадках, в пяти книгах, для использования в качестве путеводителя в данных вопросах, и трактата о чумной и других лихорадках, написанного в 1349, когда Чёрная смерть косила население Прованса, Каталонии и Арагона. В 1360 г. Меир б.Исаак *Алдаби, уроженец Толедо, прибывший в Иерусалим в середине XIV века, завершил свой системный труд Шевилей Эмунах, собрание философских, мистических и талмудических поучений, включавшее главы о человеческой эмбриологии, анатомии, физиологии, психологии, патологии и правил здоровой жизни.

ПОСЛЕ ИЗГНАНИЯ

В конце XV века евреи были изгоняемы из Испании и Португалии. Даже ещё раньше многие именитые врачи иммигрировали в Северную Африку, Турцию, Грецию, Италию и Голландию. Многие были насильно обращены в другую веру, некоторые продолжили практику в Испании и Португалии до конца XVIII века, невзирая на рискованное положение в этих странах, в которых находились под постоянной угрозой преследования. Является историческим фактом, что марраны и их последователи были лидерами и первооткрывателями в медицине Европы и Азии на несколько столетий, с эпохи Возрождения до Нового времени. Особенно проявили они себя в медицинской литературе. XVI век был веком великих исследований, открытий и прогресса. В этот период – в начале возрождения в медицине – многие выдающиеся еврейские врачи, покинувшие Иберийский полуостров, завоевали в других землях мировую известность. Среди них был Аматус Лузитанский, учившийся и практиковавший в Саламанке, Лиссабоне, Антверпене, Италии и Греции, и чья жизнь была сагой увлекательных путешествий от страны к стране. Его основной работой были Центурия, описание 700 случаев заболеваний и перевод Диоскорида с комментариями. Он также прославился своей непреклонной борьбой против суеверий и шарлатанства в медицине.

НЕСКОЛЬКО ВЫДАЮЩИХСЯ ФАМИЛИЙ

Авраам б.Шмуэль Закуто, называвшийся Диего Родриго, родился в испанском городе Саламанка в 1452 г. и иммигрировал в Португалию и Тунис, где стал знаменитым врачом и астрономом. Его великий внук, Закутус Лузитанус, родинся в Лиссабоне в 1575 г., стал врачом в Саламанке и позже переехал в Амстердам, где стал одним из виднейших критиков своего времени. Написал историю медицины в 12 томах, De medicorum Principum, и был также известен своим кодексом врачебной этики, Introitus medici ad praxim.

Дионис Бруд (1470-1540 гг.), врач португальского двора, позднее живший в Антверпене, написал работы по галенизму и флеботомии. Сын его Мануэль Бруд работал в Венеции, Англии и Фландрии и опубликовал ставшие широко известными в его время труды о диете для лихорадочных заболеваний. Луис Меркадо (XVI – XVII вв.) из Вальядолида написал медикофилософский труд De Veritate (1604 г.), как и многочисленные труды по лихорадке, гинекологии, педиатрии, наследственных и инфекционных заболеваниях. Исаак Кардозо, родившийся в Португалии в 1610 г., стал врачом при дворе короля Филиппа IV в Мадриде. В XV веке врач и поэт Франческо Лопес де Вильялобос один из первых описал сифилис. В 1498 г. он также опубликовал описание бубонной чумы. Родриго Лопес был врач по внутренним болезням и анатом, сбежавшим от Инквизиции в 1559 г. и стал врачом королевы Елизаветы I английской. В 1594 г. он был обвинён в планировании отравления Елизаветы и приговорён к смертной казни.

Из рода де Кастро произошли многие выдающиеся врачи. Самым знаменитым был Родриго де Кастро (1550 – 1627 гг.), автор работы по гинекологии под названием Universa Muliebrium Medicina, и врач короля Дании и разных немецких герцогов и принцев. Его сын Бенедикт де Кастро (р. 1597 г.) начал свою практику в Гамбурге и позже стал врачом королевы Швеции. Он был автором Апологии, медико-социальной работы, описывающей достижения еврейских врачей в защиту их от антисемитских нападок. Оробио де Кастро сбежал от Инквизиции и поселился в Амстердаме, где стал знаменитым врачом и лидером еврейской общины. Якоб де Кастро Сарменто (1692 – 1762 гг.) родился в Португалии, поселился в Англии и был принят в научное Королевское общество в 1730 г. Его труд Agua de Inglaterra обнаруживает глубокие знания лечебных свойств хинина. В XVIII веке Якоб Родригес Перейра стал первопроходцем в деле образования для глухонемых. Родившийся в Испании, в семье марранов, он избежал Инквизиции, осел в Бордо и принял Иудаизм. В возрасте 19 лет он запустил свою кампанию по улучшению общественного положения глухонемых и продолжал работать над поставленной задачей 46 лет, проявляя великие способности в обучении речи глухонемых от рождения. Он изобрёл язык знаков для глухих и немых. Судьба Антониу Рибейру Санчеса иллюстрирует то, насколько далеко распространялось влияние еврейских врачей того периода. Будучи португальским марраном, он сбежал от Инквизиции в Голландию в начале XVIII века и стал учеником знаменитого голландского врача, Бургава. В 1740 г. он переехал в Россию в качестве личного врача царицы Елизаветы и Екатерины II. Тем не менее, когда стало известно о его еврейском происхождении, он, под угрозой смерти, с большим трудом сбежал в Париж, где стал знаменитым врачом и ввёл использование сулемы в лечении от сифилиса.

Многие еврейские учёные осели также и в Турции, где обычные граждане, равно как и султаны, визири и паши ценили их квалификацию и познания в медицине, их высокие стандарты этики. В XV веке Иосиф Гамон, врач из Гранады, в преклонном возрасте переехал в Константинополь, где стал придворным врачом. В течение почти века некоторые представители рода Гамон сохраняли должность придворного врача и пользовались большим влиянием в обществе. Врачи из марранов были также в числе первооткрывателей Ост-Индии. Среди них более всего выделялся Гарсиа де Орта, родом из Португалии. В 1534 г. он переехал в Индию, где изучал и собирал растения и лекарства Востока. Его труд Colloquios dos simples Drogas e cosas medicinas de India, появившийся в 1563 г. в форме диалогов, не только стал первым в своём роде, но также и наиболее важным вкладом в развилие данной дисциплины в европейской медицине того времени. Спустя двадцать лет после его смерти, его тело было эксгумировано и сожжено Инквизицией по подозрению в его еврействе. К той же самой группе относится Кристобаль д`Акоста (1515 – 1580 гг.), происходивший из марранов врач и ботаник, бывший родом из Мозамбика, который жил и странствовал в Индии и на Ближнем Востоке. Он завершил и расширил труды де Орты.